Ашхабадская катастрофа 1948 года

Что мы знаем полвека спустя

 

А.А. НИКОНОВ

 

Полвека прошло со времени Ашхабадской катастрофы — 9—10-балльного землетрясения, поразившего в ночь с 5 на 6 октября 1948 г. столицу Туркмении и множество окрестных селений.

По последствиям — это крупнейшее на территории бывших Российской империи и СССР природное бедствие не только в рамках ХХ столетия, но и нескольких предшествующих. Трагические последствия этого события превосходили памятную Спитакскую катастрофу 1988 г. в Армении. Живы еще очевидцы и родственники погибших и жестоко пострадавших жителей Туркмении, в том числе граждане нынешней России. Еще видны некоторые раны на земной поверхности. Еще не написана книга памяти жертв (о них — далее). Нет полного понимания того, что же и как произошло в ту трагическую для города ночь в земных недрах. За прошедшие 50 лет не извлечены до конца и не усвоены вполне уроки, преподанные подземной стихией за какой-то десяток секунд. Вот почему необходимо снова привлечь внимание к этому выдающемуся не только по социально-экономическим последствиям, но и по природным характеристикам феномену.

Существует несколько серьезных мотивов, которые буквально заставляют снова обратиться к этой катастрофе и во всей доступной полноте писать о ней. Во-первых, правда о последствиях катастрофы долгое время скрывалась и маскировалась. Некоторые важнейшие научные материалы оставались в архивах и фондах, так что исследователи не имели возможности их использовать, а зачастую даже о них не знали. Во-вторых, наши знания о сейсмических процессах и умение восстанавливать существо природного процесса по косвенным данным не только за полвека с момента события, но и за 20—30 лет, прошедших со времени основных научных публикаций о нем, серьезно продвинулись вперед.

Как это было

Систематическое описание катастрофы до сих пор отсутствует. Есть только фрагменты.

Для всех жителей землетрясение было неожиданным, внезапным. Второй час ночи. Почти весь город спал, бодрствовали в ЦК КП(б) Туркмении и некоторых государственных учреждениях — шли обычные заседания, не спали рабочие и сотрудники круглосуточных производств, отдельные группы студентов и редкие полуночники. Внезапно раздался глухой подземный гул и сильный вертикальный толчок, треск стен и перекрытий. Большая часть населения не успела броситься к выходу, а то и сообразить, что же происходит, как следующий исключительной силы удар обвалил строения на спящих или метавшихся в темноте людей. В жилых кварталах уцелели те немногие, кто спал на открытом воздухе, кого выбросило из зданий воздушной волной и кто случайно находился во внутренних проемах косо обрушившихся строений. Остальные оказались погребенными под развалинами. Свет погас, густые клубы пыли от обрушения глинобитных и кирпичных построек окутали весь город. Минуту длилась убийственная тишина, затем по всему городу раздались отчаянные крики, плач детей, стоны, мольбы о помощи. Кому посчастливилось спастись, голыми руками, в темноте на ощупь откапывали родных и близких, определяя направление и место по голосам. Неописуемая кошмарная ночь при продолжающихся подземных толчках. На рассвете новый сильный толчок довершил разрушение и погребение заваленных.

Забрезжил свет. Но люди, и не только оказавшиеся под завалами, но и живые, были уже в ином свете.

 

 Последствия землетрясения: жертвы и убытки

 Трудно привести точные данные о размерах потерь, поскольку они не подсчитаны (во всяком случае, не публиковались). Скорее всего, сколько-нибудь точно подсчитать их в тех условиях было невозможно. Материальный ущерб неисчислим, людские потери ужасающи.

В первом официальном сообщении, опубликованном в газетах на вторые сутки, сведения были жестко дозированы и нарочито неопределенны: “В г. Ашхабаде... разрушено большое количество жилых домов. Имеется много человеческих жертв”. В 1950 г. журнал “География в школе” писал: “Осенью 1948 г. толчок в горном хребте Копет-Даг, на границе Туркменской ССР с Ираном, причинил большие разрушения Ашхабаду”. И все.

Настоящая правда звучала (несколько позже и по закрытым каналам) совсем иначе. Но советские люди, за исключением очевидцев и узкого круга посвященных, эту правду так и не узнали. Правда же состоит в том, что столица Туркмении, 130-тысячный город был практически сметен с лица земли. А это свыше двухсот предприятий, десятки школьных и дошкольных учреждений, медицинские, культурные, гражданские и военные объекты, предприятия жизнеобеспечения, коммуникации — все, что было присуще большому по тому времени городу. В городе было разрушено до 98% жилого фонда. Но и то, что уцелело (кроме нескольких сооружений), не подлежало эксплуатации и в конце концов было взорвано. Спустя десятилетия приезжий мог увидеть из прежде существовавших зданий только Госбанк, строения электростанции и памятник В.И. Ленину.

Спустя несколько суток после землетрясения в Ашхабад прилетел известный кинодокументалист Роман Кармен. Только фильм, отснятый им, на экран не пропустили. Как и многие другие реальные свидетельства катастрофы, он был засекречен. Его и до сих пор показывают только в узком кругу специалистов по особому случаю. Снятые с воздуха кадры потрясают до глубины души.

Самолет летит над городом несколько минут. Камера работает непрерывно. В объективе медленно, в широком охвате, проплывают квартал за кварталом. Ни одного целого квартала, ни одного сохранившегося строения. Сплошные развалины с кое-где торчащими островами. Все повержено. Все в прахе и руинах.

Пустыня хаоса. Хаос пустыни. Испытанный боевой генерал И.Е. Петров* (тогда командующий Туркестанским военным округом), чьи энергия, хладнокровие и организаторские способности решительно повлияли на ситуацию первых дней и недель, говорил, обращаясь к своему военному опыту, что в условиях войны такого разрушения могли бы достигнуть бомбардировки, если бы 500 тяжелых бомбардировщиков круглосуточно сбрасывали бомбы в течение полугода.

* Иван Ефимович Петров, генерал армии, во время Великой Отечественной войны командовал Северо-Кавказским, 2-м Белорусским, 4-м Украинским фронтами; окончил войну в должности начальника штаба 1-го Украинского фронта; Герой Советского Союза (1945). — Прим. ред.

Часто рассмотрение разрушений и потерь ограничивают собственно Ашхабадом. Но та же участь постигла десятки населенных пунктов вдоль южного склона Копет-Дага. Даже в ряде городов и селений Ирана на расстоянии свыше 100 км от Ашхабада были разрушения и значительные людские потери.

Цифру человеческих жертв в Иране газета “Правда” сообщила спустя несколько дней после события. Число людских потерь в Туркмении до 1985 г. в советской печати не появлялось.

По ряду косвенных сведений автору этой статьи представляется близкой к действительности оценка числа погибших не менее 60—70 тысяч.

Сокрытие этих и других сведений в течение десятилетий принесло больше вреда, чем пользы, если таковая вообще была. На могущество стихии и наши сравнительно ограниченные возможности в противостоянии ей лучше смотреть открыто. Тогда, по крайней мере, есть надежда в пределах этих возможностей подготовиться. И это не просто “сентенция по случаю” — таково научное заключение психологов.

 

Научные вопросы 

К вечеру 6 октября 1948 г. постановлением Президиума АН СССР была образована специальная сейсмическая комиссия, в основном из сотрудников Геофизического института. Комиссия начала работу в Ашхабаде 14 октября. В дальнейшем было организовано несколько геофизических экспедиций. Исследования продолжались много лет.

В процессе ранних исследований были установлены следующие факты:

1. Эпицентральная область, оконтуренная 9-балльной изосейстой, представляет собой узкую полосу, вытянутую в западо-северо-западном направлении, вдоль дальнего, уже равнинного, края северо-восточных подножий Копет-Дага.

2. Очаг землетрясения — это вытянутое на десятки километров, как и эпицентральная область, тело, уходящее на глубину до 18—20 км.

3.  Магнитуда землетрясения составила М=7,3±0,1; интенсивность — I0 = 9—10 баллов.

Но до сих пор остается несколько дискуссионных вопросов и ряд неясностей.

В настоящее время существует пять вариантов карты изосейст Ашхабадского землетрясения. Все они в общих чертах сходны между собой. Эпицентральная зона с интенсивностью 9 баллов простирается вдоль Копет-Дага с юго-востока на северо-запад; так же, в виде узких овалов вытягиваются на всех картах и изосейсты более низких баллов. Но одни авторы выделяли к юго-востоку от столицы 10-балльную зону, другие же ограничились проведением 9-балльной. Ашхабад на всех картах оказывается внутри 9-балльной изосейсты.

Длина 9-балльной зоны, по разным данным, оказывается от 41—45 до 80—85 км; первая величина представляется более вероятной. Площадь зоны — соответственно от 400 до 1000 км2. Резкая вытянутость изосейст вдоль Копет-Дага и сближенность их поперек последнего однозначно свидетельствуют об аналогичной вытянутости очага и близвертикальном положении разрыва, по которому произошла подвижка, вызвавшая землетрясение.

Было отмечено, что ось эпицентральной зоны (то есть проекция очага на земную поверхность) проходит не в пределах альпийской складчатой системы Копет-Дага, а за ее пределами, уже на месте предгорного прогиба; главная же тектоническая линия на северной границе Копет-Дага никаких видимых признаков активизации при землетрясении не обнаружила. Настоящую полосу разрывов, маскировавшуюся мощной толщей рыхлых отложений, тогда не распознали и остались в недоумении. Лишь в последнее десятилетие наметилось решение.

Принципиально важным стало выделение двух основных толчков с разной кинематикой. Первый, разбудивший всех спящих, был вертикальным, сила его в городе, по-видимому, достигала 8 баллов. Он еще не принес значительных разрушений строений. Однако за ним с интервалом в несколько секунд последовал мощнейший и очень резкий 9-балльный толчок в горизонтальном направлении, который и привел к гибели жителей и полному разрушению города и окрестных поселений. Этот толчок связан со сдвиговой правосторонней подвижкой* по продольному разлому в кристаллическом фундаменте под территорией города. Глубина разлома — 15—20 км, величина подвижки порядка 2—3 м. Через 5 часов последовал 7—8-балльный афтершок.

* Сдвигом называется смещение блоков земной коры в горизонтальном направлении по разрыву, проходящему в вертикальном направлении или близком к нему. Если человек, стоящий по одну сторону разрыва, видит, что по другую его сторону произошло смещение вправо, сдвиг называется правым или правосторонним; нетрудно убедиться, что наблюдатель, стоящий по противоположную сторону разрыва, будет наблюдать смещение другого блока тоже вправо. Сдвиг в противоположную сторону называется левым или левосторонним. — Прим. ред.

Схематич. рисунокСдвиги (вид в плане)

правый левый

В этом сценарии не видно явных противоречий ни с геологической ситуацией в районе, ни с действующим полем напряжений.

Общее перемещение блока земной коры к северо-северо-востоку вполне объяснимо господствующим направлением сжатия (давлением с юго-запада), действовавшего, вне сомнения, и до и после основного события.

 

Некоторые итоги и уроки 

Пятидесятилетие Ашхабадского землетрясения — удобный случай, чтобы попытаться подвести некоторые итоги изучения этого феномена, рассматривая его в контексте общего прогресса сейсмологии.

Первое, что следует отметить, звучит вроде бы тривиально. Природа этого землетрясения оказывается очень проста, здесь не наблюдалось каких-то необычных внутренних проявлений или внешних эффектов, сколько-нибудь отличных от тех, что нам теперь известны в случаях других крупных сейсмических событий. Ближайший известный аналог Ашхабадского — Спитакское землетрясение 1988 г. с подобным механизмом, размерами очага, да и последствиями.

Нынешние знания об Ашхабадском событии позволяют выделить несколько важных позиций.

1. Главное землетрясение может состоять из нескольких сильнейших, продолжающихся в течение секунд, толчков, связанных с разнонаправленными подвижками.

2. Процесс в очаге сильного землетрясения порожден и управляется региональным полем напряжений, которое характерно в целом для последнего периода геологического развития региона, а главные подвижки в очаге реализуются в соответствии с направлением и кинематикой системы региональных разломов.

3. Конкретный разрыв, подвижка по которому собственно и вызывает землетрясение, не обязательно оказывается совпадающим с основным (наиболее известным) региональным разломом, но может быть второстепенным — существовавшим или новообразованным.

4. Резко выраженная линейность поля изосейст соответствует сдвиговой подвижке в очаге.

5. Сильнейшие землетрясения могут повторяться в одном и том же месте (зоне, очаге) с интервалом в 1000 лет без возникновения здесь в этом временном промежутке сильных и умеренных событий, то есть могут возникать в зоне (на участке) длительного сейсмического молчания.

Все, или почти все, эти положения, бывшие плохо известными 50 лет тому назад, ныне наблюдаются полностью или частично при аналогичных по масштабу землетрясениях в разных областях, то есть не представляют собой ничего исключительного.

Как и всякое экстраординарное событие, тем более заставшее общество врасплох и принесшее колоссальные потери, Ашхабадское землетрясение не может, не должно остаться не проанализированным, с точки зрения уроков, им преподнесенных. Уроков этих немало, и они весьма серьезны.

Здесь мы коснемся только некоторых.

То, что чрезвычайная засекреченность исследований, недоступность их результатов противопоказаны науке, известно (по крайней мере научным работникам) давно и бесспорно. Пример с Ашхабадским землетрясением лишний раз это подтверждает. Но есть еще один аспект: в первые годы после события академические исследователи имели возможность собрать (с помощью натурных наблюдений и опроса уцелевших людей) материал по природным проявлениям землетрясения. Кроме систематического обследования зданий, это осуществлено не было. Принципиально важный материал нескольких отчетов так и оставался втуне 40 лет. А опросы населения спустя десятилетия уже далеко не столь эффективны, как были бы в первое время. Эти упущения одной секретностью не объяснишь.

При знакомстве с эволюцией (на протяжении десятилетий) представлений о механизме очага выявляется тенденция все лучшего познания фактов и привлечения все более обширных и надежных сведений. Это естественный нормальный ход научного исследования. Но видны и отклонения.

Убедившись в несоответствии реалий определенным ожиданиям (представлениям), отдельные исследователи не продолжили изысканий с тем, чтобы все же отыскать приемлемое решение, а ограничились туманными предположениями. В последующем изучении ашхабадского феномена специалисты, привлекая вновь обнаруженные данные, столь ими увлеклись, что в своих построениях оставили без внимания прежние основополагающие материалы и не заметили ряда возникших противоречий. Принципы комплексного подхода и использования всей суммы данных были нарушены.

Все вышеизложенное имеет прямое и важное значение для усовершенствования способов оценки сейсмической опасности. В этом, в частности, состоит один из уроков Ашхабадского землетрясения, смысл которого мы теперь начинаем понимать гораздо яснее, чем в предшествующие годы.

Схема распространения землетрясения

TopList