Главная страница «Первого сентября»Главная страница газеты «География»Содержание №29/2003

Галерея знаменитых географов


Ю.М. ШОКАЛЬСКИЙ

1856—1940

Почетный член Академии наук СССР Юлий Михайлович Шокальский был одним из крупнейших географов своего времени. Заслуженный деятель науки, доктор географических наук, доктор ряда университетов, он был почетным председателем Русского географического общества, почетным членом многих ученых обществ и учреждений, почетным членом, действительным членом, членом-корреспондентом многих академий мира, почти всех географических обществ и учреждений земного шара. Ему были присуждены многочисленные медали и почетные награды, его лично знали и были с ним в переписке все крупнейшие географы мира.
В течение первой половины XX в. он являлся одной из авторитетнейших фигур на арене мировой науки, выделяясь широтой своего кругозора. Он принадлежал не только географии, но всей науке.
Юлий Михайлович Шокальский родился 17 октября 1856 г. Он был третьим сыном юриста Михаила Осиповича Шокальского. Старшие его братья скоро умерли. Рано скончался и отец, семья осталась фактически без средств. Мать Юлия Михайловича Екатерина Ермолаевна была старшей дочерью Анны Петровны Керн, которой А.С. Пушкин посвятил стихотворение «Я помню чудное мгновенье...». Воспитание сына, оставшегося единственным, легло целиком на плечи матери. Детство Ю.М. Шокальского прошло в местах, тесно связанных с именем А.С. Пушкина, где все говорило о великом поэте, было овеяно памятью о нем. Ю.М.Шокальский был очень близок к сыну А.С. Пушкина — Григорию Александровичу. Полюбив художественную литературу и поэзию, Ю.М. Шокальский стал впоследствии известным пушкинистом.
В 1874 г. по окончании прогимназии Ю.М. Шокальский был принят в Морское училище, которое и окончил в 1877 г. с нахимовской премией. Два лета он плавал в Балтийском море (русско-турецкая война помешала ему уйти в заграничное плавание) и осенью 1877 г. поступил на учебу в Гидрографический отдел Морской академии, курс которой блестяще закончил в 1880 г. Молодой 24-летний морской офицер начал самостоятельную жизнь. Старания матери и хорошая морская школа не пропали даром. Ю.М. Шокальский прекрасно владел французским и английским языками (немецкий до конца своей жизни он знал значительно хуже), был хорошо и широко образован, любил науку и, главное, умел работать.
Осенью 1880 г. началась его служебная деятельность сначала в Главном гидрографическом управлении, а с февраля 1881 г. в Главной физической обсерватории, где ему было поручено заведование секцией морской метеорологии. В обсерватории Ю.М. Шокальский пробыл всего лишь до сентября 1882 г., но за это время успел написать первые научные работы, связанные с морской метеорологией. Кратковременное пребывание Ю.М. Шокальского в обсерватории имело для него огромное значение. Ему пришлось работать под непосредственным руководством тогдашнего директора обсерватории академика Г.И. Вильда, умевшего воспитывать начинающих научных работников. Вильд был строгим и очень требовательным начальником, но все прошедшие его школу становились крупными научными работниками и в конце концов были ему благодарны.
В 1881 г. Ю.М. Шокальский женился на Л.И. Скворцовой, которая сумела обеспечить молодому ученому возможность заниматься научной работой. Скоро у них родилась дочь, которая, выросши, так же как и мать, посвятила себя отцу, ревностно охраняла его время и силы от всего, что может мешать научной работе.

Здание Главного адмиралтейства в Санкт-Петербурге
Здание
Главного адмиралтейства
в Санкт-Петербурге

Ю.М. Шокальский неоднократно говорил, что каждый ученый достигает того уровня, до которого ему позволяет подняться его жена, его семья.
Очень рано обнаружилась одна особенность Ю.М. Шокальского — его педагогический талант, стремление не держать свои знания при себе, для себя, а передавать их другим. Это стремление заставило его оставить обсерваторию и перейти преподавателем математики, навигации и физической географии в Морское училище.
Еще во время работы в обсерватории Ю.М. Шокальский был избран действительным членом Русского географического общества и сразу же принял участие в работах Метеорологической комиссии. С 1886 г. Ю.М. Шокальский стал секретарем Отделения географии физической.
С этого момента в течение 55 лет Русское географическое общество было для него центром всей его научной деятельности, жизни, стремлений, забот и любви.
Во второй половине XIX в. в России география в Академии наук отсутствовала, университетская география делала только первые робкие шаги (Анучин в Москве, Воейков в Петербурге). Центром географической науки было Русское географическое общество. Оно вело интенсивную исследовательскую деятельность, ежегодно отправляло многочисленные экспедиции, из которых многие вошли в историю науки. Частые заседания общества с докладами об итогах путешествий, о научных новинках привлекали многочисленную аудиторию. Общество вело издательскую деятельность и имело прекрасную библиотеку. Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский — бессменный вице-президент общества последних десятилетий XIX в. — умел находить талантливых людей и вовлекать их в работу общества. Он увидел горячую любовь Ю.М. Шокальского к науке и стал выдвигать его.
Отделение географии физической было центром всей жизни общества. Большая часть экспедиций (в частности, экспедиции Пржевальского) была связана с ним; при нем находилось большинство постоянных и временных комиссий общества, значительная часть изданий относилась к кругу его вопросов. В качестве секретаря отделения Ю.М. Шокальский сталкивался с очень широким кругом лиц.
Тщательно следя за всеми ведущимися работами, Ю.М. Шокальский хорошо знал состояние русской географии. Прекрасное знание языков позволило ему так же внимательно следить за состоянием и зарубежной науки. На каждом заседании Отделения и его комиссий Ю.М. Шокальский выступал с обстоятельными рефератами и обзорами литературы и географических новинок, печатавшимися затем в «Известиях Русского географического общества», в «Морском сборнике», в «Записках по гидрографии». Когда в 1895 г.
Ю.М. Шокальский был послан Географическим обществом официальным представителем на географический конгресс в Лондоне, то П.П. Семенов-Тян-Шанский с удовольствием отметил его успех, обусловленный прекрасным владением языками, широкой эрудицией и большим тактом, соединенными с ответственностью за представляемую науку. С тех пор на всех географических международных конгрессах Ю.М. Шокальский неизменно представлял русскую географическую науку. На каждом конгрессе он выступал с докладом об успехах русской науки, делая это с исключительной тщательностью и объективностью. Его блестящие по содержанию и по форме доклады привлекали внимание к себе, а вместе с тем и к русской науке. Значение этой стороны деятельности Ю.М. Шокальского огромно.
Географическое общество избрало Ю.М. Шокальского помощником председателя Отделения географии физической, а затем и председателем. После смерти П.П. Семенова-Тян-Шанского вице-президентом Русского географического общества был избран Ю.М. Шокальский.
За свою долгую жизнь Ю.М. Шокальский написал и опубликовал несколько сотен оригинальных работ и огромное число рецензий, отзывов и рефератов. Его выдающаяся научная деятельность исключительно многогранна.
Ю.М. Шокальский охватил своими работами все главные проблемы географической науки. Однако его основные симпатии лежали в области океанографии и картографии. Здесь он и создал себе мировое имя.
Океанография — наука относительно молодая. Все развитие ее проходило на глазах у Ю.М.Шокальского; он был лично хорошо знаком со всеми ее творцами.
В первой группе океанографических работ Ю.М. Шокальского нужно отметить его отклики на все новинки мировой океанографической литературы. Характерной особенностью их является широкий географический анализ, тщательная и всесторонняя оценка достижений молодой науки. В появившихся первых фундаментальных монографиях Меррея, Туле, Крюммеля, Шпиндлера Ю.М. Шокальский острее всего ощущал недостаток географии: для него океанография была неотъемлемой частью именно географии.
Читая лекции в Морской академии, он ясно чувствовал необходимость создания курса океанографии, отвечавшего его пониманию смысла этой науки.
Не откладывая текущих работ, Ю.М. Шокальский стал писать свою замечательную «Океанографию», изданную в 1917 г. Эта книга — не столько курс его лекций, хотя она, несомненно, эти лекции отражала, сколько единственная в своем роде монография о Мировом океане, написанная блестящим мастером, знатоком вопроса и, главное, географом. Ю.М. Шокальский вводит понятие о едином Мировом океане и убедительно показывает это единство. Оригинальность построения книги, широта мысли, огромная эрудиция, четкое, ясное, мастерское изложение обеспечили «Океанографии» Ю.М. Шокальского огромный успех. Академия наук СССР удостаивает ее премии имени Ахматова.
В 1933 г. Ю.М. Шокальский выпустил второй вариант своей книги, написанный уже в форме учебника под названием «Физическая океанография».
Еще в 80-х годах Ю.М. Шокальский был назначен заведующим Главной морской библиотекой, находившейся в здании Главного адмиралтейства и состоявшей при Главном гидрографическом управлении. Главная морская библиотека представляла собой одно из крупнейших научных книгохранилищ. В основу ее легли книги, закупленные еще Петром I во время его поездки в Западную Европу. Из года в год ее фонды пополнялись руководителями гидрографических работ и командирами флота. Однако к моменту приглашения Ю.М. Шокальского библиотека была в большом беспорядке, не имела каталога, была плохо расставлена. Ю.М. Шокальский заведовал библиотекой в течение двадцати лет, до 1907 г.
Работа в Главной морской библиотеке с морской книгой только укрепляла интерес Ю.М.Шокальского к морю. В 1907 г. он ушел из Главной морской библиотеки и стал заведующим Гидрометеорологической частью Главного гидрографического управления. На этом посту он возглавлял работы по гидрологическому, метеорологическому и климатологическому изучению как морей, омывающих Россию, так и вообще Мирового океана.
Особенное внимание уделял Ю.М. Шокальский методической стороне деятельности сети станций, которая до него находилась в довольно запущенном состоянии. По его докладу на Метеорологическом съезде в 1909 г. было принято решение ввести на русской метеорологической сети новую термометрическую будку вместо громоздкой будки Вильда. На этом же съезде была принята предложенная им инструкция по наблюдению над морскими льдами. Ю.М. Шокальский вместе со своим помощником Л.Ф. Рудовицем блестяще наладил обработку и издание научных наблюдений. До сих пор эти толстые тома наблюдений, изданные при Ю.М.Шокальском, а затем при Л.Ф. Рудовице, являются незаменимыми справочниками для всех, кто занимается изучением морских побережий. В 1909 г. Ю.М. Шокальским была организована Севастопольская морская обсерватория, выросшая в крупное научное учреждение.
Ю.М. Шокальский уже тогда относился к Черному морю с особым вниманием. Черное море — исключительный водоем, единственный в своем роде. Его уникальность в значительной мере определяется его географическим положением предпоследнего звена замечательной цепи морей, тянущихся от Атлантического океана и разделенных между собой узкими проливами с высокими подводными порогами: Атлантический океан — Гибралтарский пролив — Средиземное море — Дарданеллы — Мраморное море — Босфор — Черное море — Керченский пролив — Азовское море. Уже в 1890—1891 гг. экспедиция И.Б. Шпиндлера, возникшая по инициативе Русского географического общества, то eсть не без участия Ю.М. Шокальского, обнаружила ряд исключительно интересных особенностей в режиме Черного моря. До этого С.О. Макаров открыл механизм замечательного обмена вод через порог Босфорского пролива (воды Черного моря идут по поверхности, а воды Мраморного моря по дну) и дал ему правильное объяснение*, ставшее теперь классическим. Но именно Ю.М. Шокальскому с его широким географическим кругозором было очевидно, что сделано еще очень мало, что необходимо систематически, всесторонне изучать и прибрежную, и открытую части моря, а главное, разобраться во всем этом сложном комплексе взаимосвязей, взаимодействия и взаимообусловленности. Создать в результате всего этого настоящую монографию о Черном море было, конечно, увлекательной задачей и с океанографической, и особенно с географической точек зрения. Учреждение Севастопольской морской обсерватории было в этом отношении первым шагом. Дальше нужно было получить экспедиционное судно. Государство в крайне трудных условиях начала 20-х годов смогло выделить Ю.М. Шокальскому специальное судно. На этом судне четыре раза в год (весна, лето, осень, зима) выполнялись «гидрологические разрезы» — наблюдения от поверхности до дна по определенным маршрутам, главным образом между Крымом и Анатолийским берегом. Эти «разрезы» должны были дать картину сезонных изменений из года в год по одним и тем же направлениям. Кроме того, с 1924 по 1927  г. в распоряжение Ю.М. Шокальского выделялся на все лето отдельный специально оборудованный корабль с тренированной для гидрологических работ командой.

Гиссарская астрофизическая обсерватория в Таджикистане, основанная в 1932 г.
Гиссарская астрофизическая
обсерватория в Таджикистане,
основанная в 1932 г.

Черноморская экспедиция Ю.М. Шокальского собрала огромный материал. Оценивая его, нужно прежде всего отметить замечательную продуманность планов и программ работ экспедиции. Она послужила образцом для последующих аналогичных экспедиций не только у нас, но и за границей. Ю.М. Шокальский особое внимание обращал на методическую сторону всех измерений. Все приборы специально приспосабливались к тем условиям, в которых нужно было работать. Обработанные первичные материалы публиковались в издаваемой Главным гидрографическим управлением серии «Наблюдения гидрографических экспедиций». Ю.М. Шокальский многократно докладывал общие итоги экспедиции у нас и за границей; отдельные вопросы были темами статей его самого и его сотрудников. Но сам он так и не успел до конца обработать все полученные материалы и написать монографию о Черном море. Однако и сделанного им было достаточно для того, чтобы значительно расширить наши знания о Черном море.
Второй областью, где работы Ю.М. Шокальского имели мировое значение, была картография и смежные с нею вопросы. Интересы Ю.М. Шокальского не ограничивались только тем, что относилось к морским картам; они простирались на вопросы картографии вообще.
Ю.М. Шокальский прекрасно знал все этапы создания карты — от сбора и обработки материала, составления самой карты и до ее печатания. Бывая за границей, он постоянно знакомился со всеми новинками картографического дела. Его эрудиция в этой области была исключительной. Это позволяло ему удачно решать любые картографические задачи, с которыми он сталкивался.
Им составлено или отредактировано огромное количество карт разного назначения, до учебных включительно. Под его редакцией в 1905 г. вышел Большой географический атлас. Особенное внимание он уделял вопросам гипсометрии. Встретившись в Русском географическом обществе с очень крупным географом-геодезистом генералом А.А. Тилло, Ю.М. Шокальский начал деятельно сотрудничать с ним и принял активнейшее участие в составлении первой гипсометрической карты Европейской России. После смерти А.А. Тилло (1899) он с 1900 г. стал отвечать за составление свода нивелировок Министерства путей сообщения. Это дало в его руки огромнейший материал по высотным отметкам всей территории страны. Гипсометрическая карта Тилло, впервые давшая научные представления о рельефе Европейской части России (за исключением севера, не охваченного ею), тем не менее, требовала многих уточнений, дополнений и в ряде случаев исправлений.
Ю.М. Шокальский, как участник ее составления, прекрасно это знал. Став во главе Гипсометрической комиссии, образованной при Русском географическом обществе, он энергично начал работать над составлением гипсометрических карт отдельных районов и губерний. Под его редакцией была составлена и в 1909 г. издана гипсометрическая карта Самарской луки. В 1914 г. велись работы по составлению гипсометрических карт губерний и областей: Московской, Воронежской, Харьковской, Войска Донского и Херсонской. В 1913 г. была им составлена гипсометрическая карта всей России в масштабе 1 : 12 600 000.
Прекрасно зная карту, Ю.М. Шокальский, как никто другой, умел работать с ней. В 1905 г. он довел до конца начатую Тилло работу по «Исчислению поверхности Азиатской России», составленную из данных о площадях отдельных бассейнов и областей. Эти работы ценны как своими числовыми результатами, так и методикой решения задачи. Они были в 1909 г. удостоены премии Российской академии наук, а в 1911 г. — Парижской академии наук. Ю.М. Шокальским были определены длины рек Азиатской части России; чрезвычайно ценной была методическая сторона проделанной работы: Ю.М. Шокальский умел показать, что можно требовать от взятой карты и чего она дать не в состоянии.

Легенда к карте Харьковской губернии, составленная Ю.М. Шокальским
Легенда к карте Харьковской губернии,
составленная Ю.М. Шокальским

После создания Госпланом СССР Геодезического комитета Ю.М. Шокальский был назначен его председателем.
Большое внимание Ю.М. Шокальский уделял лимнологии (наука о внутренних водах, озероведение). Ему принадлежат обстоятельные исследования термики Ладожского озера, причин колебания уровня Каспия, инструкции по исследованию озер и многие другие работы, посвященные отдельным вопросам. В начале 90-х годов XIX в. им была проведена съемка рек Вычегды, Джуриги и Южной Кельтмы и рекогносцировка Южной Сосьвы и Тавды.
Ю.М. Шокальский был деятельным участником работ Ледниковой комиссии Русского географического общества, и ему принадлежит ряд обзоров наблюдений за ледниками.
Очень много им написано по метеорологии и климатологии. Его первые печатные работы были посвящены метеорологическим и гидрологическим наблюдениям на военных кораблях и организации службы погоды. С 1883 г. он деятельно сотрудничал в Метеорологической комиссии, а затем в основанном ею в 1891 г. «Метеорологическом Вестнике», в редакцию которого он входил с первого года существования этого прекрасного научного журнала. Еще больше внимания Ю.М. Шокальский стал уделять изучению атмосферы в годы своей работы в Гидрометеорологической части Главного гидрографического управления и после своего перехода в Морскую академию, где он читал также и курс метеорологии. За это время им опубликовано несколько десятков статей по вопросам метеорологии и климатологии. И в этой области прежде всего Ю.М. Шокальский проявил себя как географ. Хорошо разбираясь в физической сущности атмосферных процессов, он всегда расширял соответствующий анализ географически.
Очень большое внимание Ю.М. Шокальский уделял полярным проблемам. Никогда не участвуя в полярных экспедициях непосредственно, он внимательно следил за всем происходящим к северу от Северного и к югу от Южного полярных кругов и прекрасно знал всех крупных полярных исследователей, находясь с ними в оживленной дружеской переписке.
Начиная с 1893 г. он был одним из активнейших сторонников освоения Северного морского пути, всячески поддерживая инициативу по исследованию Арктики и Антарктики. Не без его помощи С.О. Макаров добился постройки знаменитого первого крупного ледокола «Ермак». Работам в Арктике и связанным с нею проблемам были посвящены многие выступления Ю.М. Шокальского на международных конгрессах. Высокий авторитет Ю.М. Шокальского как крупнейшего знатока полярных проблем сказался, между прочим, в значительном количестве полярных географических объектов, названных его именем. В Антарктике французский путешественник Шарко в 1911 г. назвал именем Шокальского пролив на юго-востоке Земли Александра I, открытой в 1820 г. русской экспедицией Ф.Ф.Беллинсгаузена. В Арктике названы именем Шокальского: 1) в 1901 г. Варнеком — небольшой остров в проливе Карские ворота к северо-востоку от острова Вайгач; 2) в 1911 г. Г.Я. Седовым — ледник в западной части северного острова Новая Земля; 3) в 1915 г. Б.А.Вилькицким — пролив между двумя островами в архипелаге Северная Земля; 4) в 1915 г. С.Г. Григорьевым — озеро на полуострове Канин; 5) в 1925  г. комитетом Северного морского пути — остров при входе в Обскую губу у восточного берега («как знак признания забот, оказанных Юлием Михайловичем Шокальским началу проведения этого пути, начиная с 1893 г.»); 6) в 1930 г. Н.Н. Зубовым — теплое течение, идущее вокруг архипелага Шпицберген в Баренцевом море.
Сказанное далеко не исчерпывает исключительно многогранной научной деятельности Ю.М.Шокальского. Как моревед, как океанограф он был прежде всего широким географом; это же относится и к его картографическим, гипсометрическим, метеорологическим, климатологическим и другим работам. Все они прежде всего географичны. Широкий географический подход позволял ему правильно оценивать общую значимость отдельных частных вопросов и подчеркивать их принципиальное значение не только в настоящем, но и для будущего.

Пик Шокальского (вид с ледника Каинды) Фото с сайта www.turizm.ru
Пик Шокальского
(вид с ледника Каинды)
Фото с сайта www.turizm.ru

Значение высокогорных станций и обсерваторий сейчас всеми признано, а первым, кто поставил этот вопрос, был Ю.М. Шокальский. Широта подхода ко всякой исследованной им проблеме соединялась у него с четкостью и ясностью мысли. Изложение и аргументация во всех его работах отличаются точностью и простотой. Он не приемлет случайных выражений, непоследовательности в названиях, в терминах. В этом отношении очень интересна его борьба за правильное употребление терминов «океанография» и «гидрография», кончившаяся его блестящей победой. Он пишет ряд писем всем ведущим авторитетам того времени (1910) — Миллю, Меррею, Скотту Кельти, Бартоломию и ряду других ученых, добивается рассмотрения его предложения в советах географических обществ — лондонского, шотландского, парижского и берлинского.
Исключительна педагогическая деятельность Ю.М. Шокальского. Он был талантливым педагогом. Академик А.Н. Крылов, бывший учеником Ю.М. Шокальского в Морском училище, подчеркивает в своих воспоминаниях, как много дали ему занятия с Юлием Михайловичем во время плаваний.
Ю.М. Шокальский читал лекции в Морском училище, Морской академии, Педагогическом институте, Географическом институте, Ленинградском университете. Еще за несколько дней до смерти, последовавшей 26 марта 1940 г., он читал свои последние лекции студентам-океанографам географического факультета Ленинградского университета.
Ю.М. Шокальский был превосходным популяризатором науки. Он написал огромное количество очерков по истории географии и океанографии. В течение почти половины столетия мировая география испытывала на себе влияние Ю.М. Шокальского.


* См.: К.С. Лазаревич. Противотечение в Босфоре//География, № 7/97, с. 16.

В.В. АРТЕМОВ,
член Союза писателей России