ГОРОД

АРХАНГЕЛЬСК - ГОРОД ГЛУБОКО ГЕОГРАФИЧНЫЙ

Г.М.ЛАППО

Всякий город — важный объект географического изучения вследствие того особого места, которое он занимает в территориальной организации жизни общества. Это фокус экономических, социальных и культурных связей, организатор территории, региональный и отраслевой лидер. Н.Н.  Баранский подчеркивал, что в характеристике каждого города необходимо рассмотреть присущее ему сочетание типичного с индивидуальным. У Архангельска и типичное и индивидуальное выражены в высшей степени сильно. Архангельск — несомненно яркая индивидуальность в типологическом ряду городов-портов и городов — областных центров. Географическое своеобразие Архангельска проявляется очень отчетливо.
В.В. Покшишевский отметил, что у Архангельска нет аналогов: «Имея ряд вполне типических черт “устьевого” портового города (специализация отраслей промышленности в зависимости от характера хинтерланда, значительное влияние на развитие характера и объема внешнеторговых связей, тяготение промышленности к воде, тесная переплетенность ее с портовыми устройствами и т.   п.), Архангельск в своих конкретных чертах остается уникальным городом, подыскать аналог которому, очевидно, невозможно не только среди городов СССР, но и среди городов всего мира».

Географическое положение города

 Как и положено крупному городу, региональному центру, Архангельск обладает выдающимся и очень характерным географическим положением. Используя термин И.М. Маергойза, можно сказать, что у Архангельска категоричное географическое положение. Он занял то единственное на Северной Двине место, которое наиболее удобно для осуществления его обязанностей — центра обширной территории и узла сочленения водных, речных и морских, и сухопутных связей.

Город должен был возникнуть именно здесь — не выше и не ниже по течению Северной Двины и именно на правом, а не на левом ее берегу. Знали ли, или нет монахи-основатели Михайло-Архангельского монастыря географию, но место для будущего города — столицы Севера они наметили точно. Выше лежит широкая Холмогорская островная пойма, лабиринт рукавов, протоков, островов, песчаных кос. Между этими примечательными участками река суживается до 0,8—1 км, подходя к мысу Пур-Наволок (Туманный мыс — название сочетает финский и русский элементы), представляющему собой моренную гряду. Далее, огибая мыс плавной дугой, Северная Двина образует преддельтовое расширение шириной до 4 км с глубинами, позволяющими принимать морские суда. Таким образом, у местоположения Архангельска ряд ценных преимуществ: а) обширный и глубокий рейд; б) удобный переход через могучую реку; в) относительно высокая с хорошими грунтами площадка, оттесняющая распространенные здесь болотные топи.

Главная река Европейского Севера — Северная Двина, имея разветвленную систему притоков, охватила ими обширную территорию (площадь бассейна
357 тыс. км2) и подключила к Архангельску его хинтерланд. Это было важно и удобно и в давние времена, когда реки служили основными путями сообщения, и в новое время, когда Архангельск стал крупным центром лесопиления и вывоза древесины за рубеж.

 

На волнах переменчивой судьбы 

Архангельск — не самый старый город Севера. По возрасту он значительно уступает Вологде, Великому Устюгу, Каргополю. Основанный в 1584 г. как крепость на северных рубежах России и ставший первым морским окном в Европу, Архангельск быстро укрепил свои позиции, перехватив функции центра и порта у Холмогор.

Роль военного форпоста нашла отражение в содержании герба Архангельска, утвержденного два века спустя: на геральдическом щите изображен архистратиг Михаил с мечом. По библейской легенде, он являлся предводителем войска ангелов в борьбе против дьявола. Герб напоминал о небесном патроне города и указывал на ту роль, которую Архангельск играл в системе обороны русского Севера.

Архангельск испытал взлет в начале правления Петра I. По его указанию была построена Новодвинская крепость, устроен порт и создано на Соломбальском острове Адмиралтейство. Боевые корабли, построенные в Соломбале, были доставлены по Государевой дороге морем, реками, озерами, волоком на Балтику, где победоносно сражались со шведами. В Архангельске Петр отработал схему создания крупного приморского центра, которую впоследствии с успехом реализовал при основании Петербурга. И здесь в основе была та же триада: крепость (Петропавловская), верфь (Адмиралтейство) и порт.

Но затем Архангельск вследствие конкуренции Петербурга оказался не у дел и утратил былое значение торгового центра и порта в связях с Западной Европой. Оживление вновь наступило лишь в 1762 г., когда императорский указ уравнял права Архангельска и Петербурга во внешней торговле. Столетие спустя развитие Архангельска опять затормозилось из-за того, что к нему гораздо позже, чем к другим значительным центрам России, пришла железная дорога. Она подошла от Вологды в 1898 г. к левому берегу Северной Двины напротив Архангельска и, связав город с Центральной Россией, вновь вызвала оживление. Этому же способствовала и железная дорога Вятка—Котлас, которая сделала Архангельск экспортером сибирского хлеба от Котласа до Архангельска.

Большой урон причинили Архангельску Гражданская война и интервенция стран Антанты. Однако город довольно быстро поднялся. Новый виток экономического развития Архангельска связан с его превращением во Всесоюзную лесопилку. С 1921 г. начинается экспорт леса. Отныне Архангельск — главный лесоэкспортный порт России, а возглавляемая им территория — «валютный цех»
страны.

В годы индустриализации экономика Архангельска развивается наподобие двуликого Януса. В его народнохозяйственной базе формируются два комплекса: морской — транспорт, научные исследования, судостроение, рыболовство, образование (в Архангельске действует старейшее в России мореходное училище) и лесной — лесосплав, лесопиление, лесоэкспорт, целлюлозно-бумажное производство, машиностроение для нужд лесозаготовительной промышленности, образование (в 1929 г. открылся Лесотехнический институт), научные исследования (НИИ леса и лесохимии, ЦНИИ механической обработки древесины).

Сокращается численность занятых в промышленности, на ее долю приходится около 25% общего числа занятых на предприятиях и в организациях города. Значительна численность безработных — около 6 тыс. чел. Низок уровень заработной платы. Одна треть промышленных предприятий убыточна. Плачевное состояние экономики столицы Севера сказывается и на Северной Двине.

Вот что написано в книге, изданной в 1971 г.: «С набережной открывается величественная панорама северодвинского рейда, на водных просторах которого с весны до глубокой осени плывут караваны плотов, дымят трубы океанских лесовозов, снуют быстроходные суда пригородного пароходства». Сейчас же ничего этого нет. Рейд пустынный. Не стоят корабли и у причалов. Порт замер в каком-то оцепенении. Промышленный спад менее всего сказался в энергетике. В 1998 г. на ее долю приходилось 51,6% общего объема промышленного производства. Доля профилирующей отрасли — деревообработки и переработки, включая целлюлозно-бумажное производство, составляла всего лишь 22,9%. Совсем упала доля машиностроения, которое в Архангельске ориентировано на обслуживание нужд ведущих отраслей народнохозяйственного комплекса — водного транспорта, деревопереработки, лесного хозяйства и лесозаготовительной промышленности. Она составила всего лишь 2,2%.

Примечательно, что роль Архангельска усиливалась в особо трудные для России периоды. Например, во время наполеоновских войн вопреки континентальной блокаде Англии через Архангельск шла с ней торговля: от блокады наша страна несла бы ощутимый экономический ущерб. В годы Первой и Второй мировых войн, когда пути по Балтийскому морю были перекрыты Германией, в Архангельск прибывали суда союзников с вооружением и продовольствием.

Останется ли Архангельск верен этой традиции? Ведь Север выручает постсоветскую Россию валютными доходами от нефти, газа, алмазов, леса. А все это есть в зоне влияния Архангельска, базовом центре по изучению и освоению месторождений на шельфе северных морей и на территории области.

 Градостроительные перемены: утраты и приобретения

Архангельск был известен как деревянный город. Но по пути следования от железнодорожного вокзала в центр видишь почти сплошь каменный — кирпичный и крупнопанельный — город, заменивший и дополнивший прежний деревянный. Столетия Мхи — так называлась вплотную подступавшая к городу болотистая местность — ограничивали с востока рост города и заставляли его вытягиваться полумесяцем вдоль правого берега Северной Двины. Протяженность старого города составляла около 7 км, а ширина была в десять раз меньше. Восточным рубежом Архангельска служил Обводный канал, который стали сооружать сразу после опустошительного пожара 1793 г. Канал строился долго, в несколько этапов. После 1812 г. на его сооружении работали пленные французы. Завершен он был к 1860 г. Выходя концами в реку, канал, так же, как и основные продольные улицы, повторял изгиб двинского берега. Канал должен был снизить уровень грунтовых вод, от которых страдали городские кварталы. Однако поддерживать его в надлежащем состоянии было нелегко. А в 30-е годы ХХ в. он и вовсе был засыпан и превратился в улицу, сохранившую однако название Обводный канал. В настоящее время это и не канал, и не граница города.

Наступление на Мхи развернулось сравнительно недавно. Новый, более удаленный от Северной Двины район центральной части Архангельска — многоэтажный, благоустроенный, озелененный, правильно распланированный. Трудно представить, что его кварталы выросли на месте болотных топей и для возведения многоэтажных домов потребовалось вынимать торф до глубины 4—8 м, заменяя его надежным грунтом. Нельзя не испытывать уважения к строителям, создавшим новые районы. Но в отличие от старого Архангельска, этот новый город своего лица не имеет. Он такой же, как и сотни других, выросших на разных меридианах и под разными широтами.

Ретивые и не обремененные культурой администраторы не дали Архангельску сохранить свой вид, свойственный старым русским городам, расположенным на берегу реки или озера, — Ярославлю, Мурому, Ростову Великому, Новгороду, Пскову, Великому Устюгу, Владимиру, Каргополю, Астрахани. Конечно, во всех старых русских городах были утраты. Но в Архангельске в 30-х годах уничтожение памятников старины приняло тотальный характер. П.Н. Савицкий, опубликовавший за рубежом статью о сносе памятников искусства в Советском Союзе, делает горестный вывод: «Можно считать, что к 1936 г. Архангельск не существует более как город искусства».

Наряду с храмами была снесена и таможня допетровского времени — первая каменная постройка на архангельском Севере (строительство ее началось в 1688 г.). П. Савицкий добавляет: «Помимо всего прочего, уничтожение Архангельска как художественного центра представляет собой вопиющую глупость и в чисто материальном смысле. Город этот, с интересными подступами с севера (Белое море) и с юга (Северная Двина), с элегантной громадой собора, со впечатляющей таможней, с ампирными ансамблями своих площадей, мог бы явиться крупным центром туризма. В чисто архитектурном смысле он был интересней очень и очень многих старинных городов Европы, мог равняться с лучшими из них».

С 80-х годов довольно быстро уходит в прошлое и деревянный Архангельск. Хорошо, что старое жилье меняется на современное благоустроенное. Но плохо, что при этом ценное и красивое уступает место безликому стандарту. В дореволюционном Архангельске было множество деревянных особняков, которые можно было считать настоящими произведениями искусства, а примыкающую к ним территорию с садами, в которых произрастали экзотические растения, прудами, мостиками, беседками — образцом благоустройства. Их осталось очень мало. Один из них — дом Суркова — сохранился на набережной Северной Двины. Ю.П. Казаков пишет: «...Дома — одноэтажные и двухэтажные, с высокими крышами, с наружными лестницами, напоминающими трапы; и в этих домах, в их фигурных башенках со шпилями, с петушками, в их антресолях, в маленьких окошечках есть что-то милое, давно забытое, чуть ли не голландское. А во дворах — трава и колодцы, и старые ивы, и мостки, и сараи...»

В 1984 г. было принято решение превратить проспект Чумбарова-Лучинского (он проходит параллельно главной улице города — Троицкому проспекту) в заповедную улицу. Здесь уже поставлено много домов, местами устроены типичные для старого Архангельска деревянные тротуары. Среди домов — дом бывшего Коммерческого собрания, перенесенный сюда с Троицкого проспекта. Но права архитектор Л.Д. Попова, когда пишет, что свезенные с других улиц дома вместе с сохранившимися здесь создают довольно условный облик старого Архангельска.

С любовью и в то же время с горечью пишет о прошлом Архангельске Ю. Барашков. Его книга «Ностальгия по деревянному городу» (М., 1992) — это и обращение к памяти, и призыв сберечь то ценное, что осталось от деревянного своеобразия Архангельска.

В советские годы, причем и в самое недавнее время, в центральной части Архангельска было построено много новых примечательных зданий: Драматический театр, Дворец пионеров, Дворец спорта, Дом связи, областная библиотека им. Добролюбова, гостиницы, кинотеатры, магазины, административные здания. Но они не восполнили потерь. Драматический театр, как отмечают градостроители, не равноценен по своим архитектурным качествам и роли в ансамбле Кафедральному собору, который раньше стоял на этом месте.

Сейчас реставрируются здания в районе набережной. Завершена реставрация Соловецкого и Николо-Корельского подворий с встроенными в их ансамбль церквами. Но это так немного по сравнению с тем, что надо было сделать.

Если смотреть на центральную часть Архангельска из-за реки, то выглядит город довольно заурядно: коробки зданий поднимаются над кронами пышных деревьев. Несколько оживляет картину небоскреб — 24-этажное здание, которое высится восклицательным знаком на центральной площади имени Ленина. Но такому городу, как Архангельск, одной доминанты явно мало. В старом же Архангельске насчитывалось около 40 церквей...

Губернский и областной центр

Признание в качестве значительного административного центра пришло к Архангельску рано. Когда указом Петра I в 1708 г. Россия была разделена на восемь губерний, одну из них возглавил Архангельск. Он оказался в ряду немногих тогда губернских центров вместе с Казанью, Смоленском, Тобольском, Киевом, Москвой, Петербургом. Так что это город с солидным управленческим стажем.

Архангельская губерния, образованная в 1784 г., по праву могла быть названа Поморской, так как, охватив Кольский полуостров, она включала практически все северное побережье Европейской России. Тогда в ее составе не было уездов, территория которых образует юг нынешней Архангельской обл., — Каргопольского, Вельского, Красноборского, Сольвычегодского, Яренского.

В конце XIX в. ее состав и границы несколько изменились. Каргопольский и Яренский уезды по-прежнему оставались вне губернии, но в нее вошел север Карелии — Кемский уезд. Площадь дореволюционной Архангельской губернии составляла 748 051 кв. верст (около 850 тыс. км2).

Архангельск ощущает себя центром, началом отсчета дорог по разным направлениям. Неподалеку от Дома связи стоит гранитный обелиск. На его гранях указаны расстояния: до Москвы — 1234 км, Санкт-Петербурга — 1149, Владивостока — 10 077, Земли Франца-Иосифа — 1040, Новой Земли — 920 км.

Архангельск — центр самобытной северной культуры с театрами, филармонией, Северным хором, библиотеками, хранящими старые книги, сильными традициями краеведения. Он — естественный экономический фокус Европейского Севера, базовый город его исследования, освоения и развития, выполняющий с давних пор роль плацдарма изучения и освоения Арктики, Северного морского пути. Архангельск смотрит в море, имея за собой обширный и богатый сырьевыми ресурсами хинтерланд. В течение ХХ в. он заметно укрепился как многофункциональный ведущий центр Европейского Севера.

К настоящему времени Архангельск не исчерпал своих возможностей. Он по-прежнему — фокус развития, полюс роста. Но сейчас роста нет. В начале 90-х годов казалось, что Архангельск скоро наберет полмиллиона жителей. Однако приток населения сменился оттоком, рост численности — депопуляцией. И все же надежды на подъем остаются. Это связывается с освоением крупных месторождений нефти и газа, в том числе на морском шельфе, а также алмазов, бокситов, с повышением значения Северного морского пути как международной магистрали, с комплексной переработкой древесины. Надо думать, что давно предусмотренная железнодорожная связь Севера с Уралом будет осуществлена. А это улучшит географическое положение Архангельска и откроет новые возможности его развития.

Город - это люди

Архангельск возник и вырос в краю поморов — людей с особым характером и укладом жизни, отличающихся отвагой, трудолюбием, предприимчивостью, умением приспосабливаться к суровой северной природе. Первоначальное население Архангельска составили переселенцы из Холмогор, в окрестностях которых родился самый знаменитый помор — М.В. Ломоносов. По мере роста своего значения Архангельск притягивал к себе выходцев из Западной Европы — англичан, голландцев, немцев, норвежцев, шведов, датчан. Они создали Немецкую слободу, поставили кирхи, завели промышленные предприятия, сделали много для экономического развития и благоустройства Архангельска.

В годы индустриализации люди прибывали в Архангельск со всего Советского Союза, многие не по своей воле. Часть их осела на Севере. Так население Архангельска пополнилось не только русскими, но и белорусами, украинцами, татарами...

Архангельск непрерывно рос на протяжении всего ХХ в. до его последнего десятилетия. Пришлое население явилось главным источником роста города. В 1926 г. в нем насчитывалось 77 тыс. чел., в 1989 г. — 416 тыс. Максимум людности был достигнут в 1990 г., на 01.01.91 Архангельск имел 420,4 тыс. жителей. А потом началось сокращение численности населения. За 1990—1999 гг. оно уменьшилось на 58,1 тыс. чел. Преобладание пришлого населения, неукорененность определенной его части тормозит формирование городского сообщества, объединяемого любовью к своему городу, стремлением сделать его лучше и краше. Когда идешь по некоторым улицам, видишь покосившиеся старые дома, поломанные деревянные тротуары, неухоженность дворов, бурьян, то делаешь грустный вывод о том, что какая-то часть жителей безразлична к городу и его состоянию. Иное дело — истинные архангелогородцы с выраженным местным патриотизмом. Представитель коренных жителей писатель Борис Шергин пишет об Архангельске уважительно, называя его в своих воспоминаниях Городом с большой буквы. Об Архангельске написаны отличные книги, согретые теплом и любовью. 

Архангельск - город и агломерация

Центральная часть Архангельска, сформировавшаяся на месте старого города, стала ядром сложного урбанистического образования, которое сейчас считается официальным городом. Но Архангельск рос не только своей периферией. После того как застройка перешагнула через Обводный канал, ядро Архангельска сильно расширилось и изменило конфигурацию: полоса превратилась в ромб. Приобрела значение центральной оси улица Воскресенская. Как стрела, она отходит от железнодорожного вокзала к площади Ленина, ориентируясь на вершину мыса Пур-Наволок.

Вокруг центрального ядра Архангельска вверх и вниз по реке раскинулся многократно выросший в течение столетия город. План этого причудливого города-агломерации завораживает.

Проявилась чрезвычайная заинтересованность в контакте с водой, стремление использовать любую возможность для сооружения предприятий и причалов, для строительства жилья. Многочисленные поселки, составившие периферию официального Архангельска, — это, как правило, полоски разной величины вдоль берегов Северной Двины, ее рукавов и островов. На карте Архангельска в масштабе 1 : 110 000 таких полосок и пятен несколько десятков. А за пределами города-агломерации — уже собственно агломерация. В ее основе триада городов: сам Архангельск в центре, Северодвинск на берегу Белого моря, в месте впадения в него Никольского рукава, в 40 км от Архангельска, Новодвинск — выше по реке, в 20 км.

Но положение у воды создает и неприятности. Многие поселки и наиболее значительная после центра часть старого Архангельска — Соломбала заливаются во время половодья. И город-агломерация становится городом-амфибией. Пути сообщения по воде, соединяющие части Архангельска, сильно зависят от капризов природы. И вода нередко скорее разъединяет, чем связывает. Только в 1964 г. Архангельск получил совмещенный — железнодорожный и автомобильный — мост, построенный в месте, «указанном» природой, в месте наибольшего сужения Северной Двины.

А в 1991 г. было завершено строительство 1,5-километрового моста, прошедшего над двумя рукавами Двины и о. Краснофлотским.

Архангельская агломерация располагается на обоих берегах великой северной реки — Архангельск на правом, Северодвинск и Новодвинск на левом, чем достигается известная равновесность агломерации.

Новодвинск — специализированный город, преобразованный из пгт Первомайского в 1977 г. Его вызвал к жизни Архангельский целлюлозно-бумажный комбинат, созданный 60 лет назад. Это и сейчас ведущее предприятие города, насчитывающего на 01.01.2000 48,6 тыс. жителей.

Северодвинск* — особый город, цитадель ВПК — с 1991 г. стал доступен для посещения. Завеса секретности, долгие годы скрывавшая эту родину атомных подводных крейсеров, приоткрывается. Сейчас можно увидеть и гигантские корпуса знаменитых заводов (писали, что в одном из цехов могли бы разместиться несколько Исаакиевских соборов). Можно увидеть, правда, издали, предшественника Северодвинска — Николо-Корельский монастырь, расположенный на территории «Севмаша». На городе с его оживленными улицами, просторными площадями, внушительными общественными зданиями, беломорской набережной и сейчас лежит печать привилегированности. О его заслугах можно судить по орденам, красующимся над проходной «Севмаша»: три ордена Ленина, ордена Октябрьской революции и Трудового Красного знамени. Орденов Ленина удостоены также и сам город, и другое известное предприятие «Звездочка», и Северодвинское строительное управление, и государственный испытательный ракетный полигон в Неноксе — спутнике Северодвинска. О Северодвинске сейчас издаются книги. Из них можно узнать, что на «Севмаше» была построена самая крупная атомная подводная лодка в мире — «Тайфун»; что в Северодвинске в 1956—1958 гг. работал создатель ядерных энергетических установок академик А.П. Александров; что во время первого пуска ракеты из подводного положения на командном пункте подлодки находился С.П. Королев. И многое другое, что было в недавнем прошлом тайной за семью печатями.

Но Северодвинск — не только производство. Это и центр науки (на одной из площадей города высится сложная композиция-памятник, символизирующая союз науки и труда). Северодвинск — это и военно-морская база, и порт, который во время Великой Отечественной войны принял больше судов конвоя, прибывавших из стран-союзников, чем любой другой порт.

Словом, Архангельск и его окружение способны разбередить душу географа. В географическом положении Архангельска — ключ к пониманию этого удивительного города. В основе его развития как многофункционального центра, в формировании сочетания выполняемых им функций, в его планировочной структуре, ориентации связей отчетливо проявляется географическая логика. Архангельск — город, в котором громко звучит география.


* См.: С.В. Рогачев. Северодвинск//География, № 24/99, с. 15—16.

TopList